«Майкл сказал мне пару приятных слов»: новичок УНИКСа обыгрывал Джордана и тренировался с Брайантом

Новости команды

01.12.2021

УНИКС в этом сезоне удивляет в Евролиге, обыгрывая грандов. Один из главных игроков команды — 34-летний О Джей Мэйо. В школьные и студенческие времена он считался одним из лучших баскетболистов США. Четыре года О Джей был одним из лидеров «Мемфиса», затем играл в «Далласе» и «Милуоки». В интервью «БИЗНЕС Online» спортсмен рассказал о том, почему так хотел попробовать себя в Евролиге.

«Ты должен понимать, на кого можно лезть, а на кого — нельзя»


— О Джей, один из самых популярных запросов в Google с вашим именем — это «О Джей Мэйо и Майкл Джордан». В 2005 году вы бросили вызов величайшему. Как все было?

— Это был тренировочный лагерь с участием игроков школьной и студенческой лиг. Были приглашены дети. Днем мы с ними тренировались, а вечером играли пять на пять. Я в 15 лет являлся самым молодым игроком на площадке. Джордан состоял в другой команде, и мы дважды обыграли его.

— Вы тогда считались лучшим игроком школьной лиги, по крайней мере так писали в американской прессе…

— Может быть, другим виднее. Я был молодым и ничего не боялся. В своей команде я являлся лидером, в одном из матчей сделал победный бросок.

— А Джордан уже три года как завершил карьеру…

— Да, но, как нам рассказывали, он тренировался перед лагерем целый месяц, приводил себя в форму. Это был все тот же Эм Джей. Думаю, после завершения карьеры он не бросил баскетбол и периодически все равно играл. Никуда не делся его опыт.

— Не каждый в 15 лет может набраться храбрости и выйти против 6-кратного чемпиона НБА. Откуда у вас была такая вера в себя?

— Возможно, помогало то, что очень долго играл с более взрослыми соперниками. Тогда у меня имелась четкая цель — попасть в НБА. Я много работал каждый день. А Майкл уже завершил карьеру — вот я и подумал, почему бы мне не победить его. Мы недавно играли с «Црвеной звездой», и любой молодой сербский баскетболист мог так же подумать обо мне. «Да, это О Джей Мэйо, но он уже старый. Почему я должен его бояться?» — я бы на их месте думал так.

— И наверняка сделали бы все возможное, чтобы поставить молодежь на место. Вероятно, Джордан думал об этом же в те дни, когда вы «задирали».

— О да. Я говорил ему вещи в духе «Ты не можешь защищаться против меня», «У тебя нет шансов», «На, получи!». В ответ он мне тоже сказал пару приятных слов. Не буду говорить, какие именно, пусть это останется между нами.

— Всем запомнилась история, когда Джордан бросил вам вызов, играл с вами один на один и не дал набрать вам ни одного очка. Об этом рассказывал в интервью сам Майкл. Что тогда случилось?

— В один момент он попросил уйти всех зрителей. Их было около 5 тысяч человек, по большей части это дети и их родители. Видимо, он переживал, что ребята не смогут встать на следующий день рано утром. Мы подумали, что матч закончился, а он сказал: «Нет, куда вы пошли? Вернитесь обратно». Мы продолжили играть пять на пять. Он сказал всем, что будет защищаться конкретно от меня. Я тоже решил играть только с ним. Подозревал, что он не оставит свои поражения просто так.

— Каково это? С одной стороны, он баскетбольный бог, с другой — у него те же две руки и две ноги. И вот вам играть с ним лоб в лоб несколько владений подряд.

— Помню, как он забросил победный мяч. Я заранее понимал, что он сыграет со мной один на один и бросит с разворота. Он высунул язык, развернулся и действительно бросил с отклонением назад — все это мы видели миллион раз. Я знал во всех подробностях, как и что он сделает, но все равно не смог остановить его… Он забивал такие броски через сотни игроков в НБА, забил и через меня.

— После игры общались?

— На следующее утро. Я был в тренажерном зале, он подошел ко мне с чашкой кофе и сказал: «Ты должен понимать, на кого можно лезть, а на кого — нельзя».

«В НБА сильные игроки, а в Евролиге сильные команды»


— Вернемся к делам более современным. В сентябре вы перешли в УНИКС, для вас это первый европейский клуб в карьере. Как у вас возник вариант с Казанью?

— До УНИКСа я играл в чемпионате Китая за «Ляонинь». Я провел там два сезона, и мы дважды выходили в финал. Так что я рассчитывал продолжить выступление за клуб, но в КНР решался вопрос, можно ли в лиге выступать иностранцам или нет. Я не мог ждать так долго. Когда агент сообщил мне об интересе из Европы, я сказал, что хочу попробовать себя в клубе Кубка Европы или Евролиги.

— Вам действительно важно показать себя в Евролиге? Вы в баскетболе 13 лет, провели 8 сезонов в НБА, проще говоря, повидали многое. Неужели Европа для вас вызов?

— Да. Мне важно доказать самому себе, что я могу играть в Европе в своем возрасте. Но я понимаю, что я перехожу сюда не только как игрок, но и как одноклубник. Для меня самое важное — победы команды. Надеюсь, что у нас получится в этом сезоне выйти в плей-офф Евролиги и вывести наш клуб на новые вершины.

— То есть вы не станете набирать 30 очков в каком-либо из матчей, если это навредит команде?

— Да. Хочу, чтобы команда выигрывала, даже если для этого мне нужно быть 7–8-м игроком в ротации. В молодости всегда хочется стать следующим Джорданом. Но со временем понимаешь, что только победы облегчают всем работу.

— Какое представление у вас было о европейском баскетболе в целом?

— Многие считают, что он сильно отличается от американского. Но, как по мне, различий не так много. Благодаря интернету и международным матчам игра развивается по всему миру. Сейчас в Европе пятые и четвертые номера уже стабильно бросают трехочковые, чего не было здесь 5–10 лет назад. Идет сближение и по другим моментам.

— Но все же Европа сохраняет свои особенности. Какие?

— Здесь уделяют много внимания защите — даже больше, чем многие думают. В этом плане Европа похожа на университетский баскетбол в Америке. В нападении все тоже по-другому. Если в НБА делают простые розыгрыши под одного-двух игроков, то в Европе больше командной тактики. Здесь также много талантливых баскетболистов, но все они подчиняются интересам команды.

— В Евролиге много спортсменов уровня НБА?

— Много. Но баскетбол отличается. В НБА ты выступаешь против игроков высочайшего уровня. Они все быстрые, высоко прыгают, много забивают. В Евролиге ты можешь играть с «Миланом», где тоже есть талантливые баскетболисты с большим опытом и другими качествами, но все они образуют хорошую команду. Нельзя выключить кого-то одного и рассчитывать на победу. Иными словами, в НБА сильные игроки, а в Евролиге сильные команды.

— Вы не смогли дебютировать за УНИКС сразу из-за коронавируса. Сначала вас пришлось ждать две недели, которые ушли на карантин, затем вы много тренировались по индивидуальной программе. Как вы перенесли болезнь?

— Поначалу у меня были слабые симптомы. Я живу в Вегасе и даже не понял, поднималась ли у меня температура или просто стало плохо из-за жары на улице. Уже через неделю у меня пропали вкус и обоняние, и, по нашим правилам, я должен был провести две недели на карантине.

— Вегас, никаких сомнений, подходит для развлечений. А для обычной жизни?

— Жилая часть Вегаса максимально спокойна, почти как пустыня. Та часть города, где казино, никогда не утихает, это правда, но если не заходить туда, все нормально. Главное преимущество Вегаса — можно купить хорошую недвижимость за приемлемую цену. До этого я жил три года в Лос-Анджелесе, так что мне есть с чем сравнивать. В Эл Эй все очень дорого. Даже пакет в продуктовом магазине стоит 50 центов, стоянка — 3 доллара за час.

— Тяжело удержать себя от соблазнов ночной жизни Вегаса?

— На самом деле легко. В той части города все втридорога, и ты тратишь там огромные деньги. Лишний раз туда не сходишь.

— Судя по всему, вы очень сдержаны в своих тратах. Всегда ли у вас было такое отношение к деньгам? Наверно, когда вы играли в НБА и получали миллионы долларов, то даже не задумывались об таких вещах.

— Любой, кто много зарабатывает в 18 лет, не задумывается об этом. Когда становишься старше, время начинает уходить, тебе уже хочется иметь какие-то накопления.

«В Евролиге тяжелее с перелетами»


— Вы дебютировали за УНИКС в Стамбуле в матче с «Эфесом». Соперник — действующий чемпион Евролиги, бешеный темп игры, все очень быстро. Вы, наверно, не успели ничего понять?

— Да, было трудно. Мало того что я не тренировался с командой, так еще и не участвовал в матчах почти четыре месяца. Выйдя на площадку, пытался найти свой ритм, вспомнить все комбинации. Я точно не был в своей лучшей форме.

— К слову о комбинациях — сколько вы держали их у себя в голове в Америке и Европе?

— Здесь — от 10 до 15. В Китае и НБА с этим попроще, все построено на односложных решениях. Давайте сыграем под такого-то спортсмена, отдадим передачу туда-то — и все. В Европе гораздо больше тактики, и, если ты не прошел с командой предсезонку, наверстать все очень сложно.

— Вы уже успели влиться в команду или процесс продолжается?

— Все нормально, теперь я часть команды. Благодарен тренеру, что дал мне время. Примерно с прошлой недели я ориентируюсь во всех розыгрышах. Единственное, к чему мне еще предстоит привыкнуть, — это к перелетам. Если мы куда-то летим, то почти всегда через Москву или Стамбул. В НБА тоже много перелетов, но там клубы пользуются частными самолетами. В Евролиге с этим тяжелее: пять часов полета, тренировка, матч на следующий день… Если же говорить об уровне баскетбола, я увидел, пожалуй, ровно то, что ожидал. В Евролиге он очень высокий.

— Как вы можете описать УНИКС в этом сезоне?

— Мы новая команда с новым составом. У многих команд Евролиги есть сформированный костяк игроков, который держится 2–3 года. Нам же нужно время. Пока наше главное оружие — защита. В атаке мы тоже представляем опасность с разных позиций.

— В этом сезоне УНИКС уже преподнес несколько сенсаций — обыграл «Реал», «Милан», ЦСКА и другие гранды. Как вы реагировали на них?

— В этих матчах мы показали, что в удачный вечер можем обыграть абсолютно любого соперника. У нас хорошая и крепкая команда. Мы радовались каждой из побед, но уже на следующий день понимали, что о них нужно забыть и готовиться к следующему сопернику.

— С кем первым вы общались в команде и кого можете назвать лидером УНИКСа?

— Первый игрок, которого я увидел, — Айзея Кэнан. Было 8–9 часов вечера, мы находились в зале, а потом он повел меня в «Бинхартс». Лидером я могу назвать нашего тренера. Среди игроков можно выделить Джона Брауна. Он выкладывается в защите и дает всем нам энергию.

— До перехода в УНИКС вы что-нибудь слышали о Казани?

— Нет. Когда речь заходит о России, то вспоминаешь Москву и Санкт-Петербург. Как появилось предложение, я сразу зашел в интернет и узнал, что Казань — третий город РФ. Я не успел осмотреться здесь из-за коронавируса, но уже видел дворец бракосочетаний, Кремль, кабинет министров. Меня здесь все устраивает.

— Что вы слышали в целом о России?

— Ничего особенного. Люди немножечко в себе, красивые женщины, снег. Зима меня не удивила, так как я играл при такой погоде в Милуоки и КНР.

— После Китая, наверно, вы уже можете адаптироваться к любой стране. Чем вам запомнились сезоны там?

— Динамичная лига, тяжелый календарь. Иногда мы играли по три матча в неделю. По стилю баскетбол здесь больше похож на НБА. В моей команде были хорошие китайские игроки, не только иностранцы. У нас было четыре баскетболиста сборной Китая. Что касается быта, я ко всему привык. Люди почти везде знали английский, в плане еды я тоже подобрал себе комфортное меню. Жареный рис, суши.

— Многие считают китайский чемпионат слабым. В то же время не стоит забывать, что там командам разрешено подписывать только двух иностранцев. Так что если клуб выбрал тебя как легионера, то будет требовать многого.

— Да, это важный момент. Если говорить об уровне лиги, нельзя забывать, что это национальный чемпионат. Сравнивать его с Евролигой не совсем честно. Сопоставить с Единой лигой ВТБ еще можно. Конечно, уровень в России выше, но, если лимитировать здесь количество иностранцев до двух человек, все будет так же, как у топ-6 команд КНР.

— В Китае любят баскетбол? Вас донимали просьбами о селфи или автографе?

— Да, определенно. В городе, где базировалась наша команда, было спокойно, а на выезде меня часто просили о фотографиях.

«Мечта попасть в НБА сбылась, но сейчас я перевернул эту страницу»


— Вас удивляет, что люди по всему миру — в Китае, России — все еще помнят вас по НБА? Для вас наверняка это уже закрытый этап карьеры, это было столько лет назад…

— Подобное действительно удивляет. Я уже закрыл для себя эту главу жизни. Я за границей уже 6 лет и теперь ставлю перед собой другие цели.

— С одной стороны, такое внимание приятно, с другой — от вас везде ждут той игры, что вы показывали в качестве лидера «Мемфиса».

— Именно. Но я уже стал старее, и время не вернуть назад. В моей карьере в НБА было хорошее и плохое время. Это хорошая карьера. Моя мечта попасть в НБА точно сбылась, но сейчас я перевернул эту страницу для себя.

— Какие для вас самые приятные моменты в НБА?

— Их много… Первая предсезонная игра, где мне довелось сыграть против Трэйси МакГрейди и Яо Мина. Мы прибыли на разминку за два часа до встречи, а на трибунах уже были 10 тысяч человек. Все хотели сфотографироваться с Яо. Чем-то особенным стал опыт в плей-офф, наши 7-е матчи против «Оклахомы» и «Клипперс». Также я был рад возможности сыграть с Дирком Новицки и Винсом Картером в «Далласе». Дирк не являлся атлетичным и быстрым, но все равно доминировал. Не менее интересно для меня было выступать за «Милуоки» под руководством Джейсона Кидда и видеть, как растет Янис Адетокунбо, понимать уже тогда, что он достигнет уровня MVP. Также запомнились матчи против Кобе Брайанта. Он был Джорданом моей эпохи. Все наблюдали за ним, тянулись к нему, хотели быть как он.

— У вас, кстати, были какие-то отношения с Кобе?

— Мы из одного агентства, так что иногда у меня появлялась возможность тренироваться с ним. Сказать, что я дружил с Кобе, не могу. Он не был близок с кем-либо из игроков в принципе, но временами меня направлял, давал советы. К слову, в то же лето, когда я играл против Джордана, то поехал в лагерь к Кобе Брайанту. Формат был тем же: днем тренировки, вечером — матч пять на пять. В какой-то из игр я отдал пас в концовке, когда мы уступали -1. Его это сильно разозлило. Он обругал меня: «Ты набрал 30 очков. Зачем ты отдал пас?! Ты должен был бросить!»

— Как много ушло у вас времени и сил, чтобы принять, что НБА — это пройденный этап, а новый может быть таким же насыщенным и радостным?

— Много… Я не могу сказать, что моя карьера завершена. Я все еще играю, по-прежнему люблю баскетбол.