Велимир Перасович: «Наша мотивация – показывать лучший баскетбол в каждом матче»

Новости команды

21.09.2022

Главный тренер УНИКСа Велимир ПЕРАСОВИЧ в интервью «БИЗНЕС Online» вспомнил успешное выступлении казанской команды в Евролиге, рассказал о том, как проводит досуг, поделился впечатлениями о новичках и обозначил цели клуба в сезоне-2022/23.


Возглавив УНИКС в 2021 году, хорватский специалист Велимир Перасович привел команду к одному из самых успешных сезонов в ее в истории выступления в еврокубках: казанцы обыгрывали все топ-клубы, забирались в верхнюю «четверку» таблицы, уверенно шли в зоне плей-офф. Увы, сказка закончилась уже по ходу сезона, когда УНИКС и другие российские клубы были отстранены от Евролиги. Не предвидится еврокубков и в предстоящем сезоне. О том, чем УНИКС летом заманил в Казань громкие имена и какой вклад оставил в Евролиге, Перасович рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

«Мои баскетбольные знакомые уверены, что УНИКС был бы в плей-офф Евролиги»


— Велимир, сначала хотелось бы вернуться в недалекое прошлое. Год назад вы сказали, что УНИКС может побороться за «Финал четырех» Евролиги. Тогда в это тяжело было поверить, но сейчас, когда все видели, как вы обыгрывали «Реал», «Барселону» и других грандов, к вашим словам относишься уже по-другому…

— Я понял, что нам удалось сделать в прошлом сезоне, только когда начал ездить по Европе и общаться с разными людьми из баскетбола. Все, как один, говорят о нас как об одной из самых ярких команд сезона. Все уверены, что мы смогли бы выйти в плей-офф. Что и говорить: на момент отстранения российских клубов мы были выше в таблице, чем будущий чемпион «Эфес». В последний месяц перед отстранением нам немного помешал коронавирус, но после него, я уверен, мы бы пришли в норму. Однако это уже история, нужно двигаться дальше.

— Те баскетбольные люди, с которыми вы общались, многого ждали от УНИКСа перед стартом сезона?

— Наверняка больших ожиданий не было. Когда ты новичок (УНИКС не обладает постоянной лицензией на участие в Евролиге и выиграл право через попадание в финал Кубка Европы — прим. авт.), от тебя не ждут чего-то особенного.

— Много ли вы ждали от команды сами? Ведь старт сезона в Евролиге был тяжелым: вы проиграли «Зениту» в стартовом матче, потерпели разгром от «Фенербахче».

— Я не беспокоился. «Зенит» — одна из лучших команд Европы. А игра с «Фенербахче» — это всего лишь одна игра, пусть все тогда подумали, что это трагедия.

— Когда УНИКС перешел от команды, которая проигрывает «Фенербахче» -39, к команде, которая громит одного гранда Евролиги за другим?

— Когда мы обыграли две сильные испанские команды — «Басконию» и «Реал». Еще один переломный момент — первые гостевые победы. Помню наши матчи в Тель-Авиве, в Белграде… После них в нас поверили. И, если помните, у нас была очень яркая игра дома с «Миланом» (итальянская команда в ноябре возглавляла таблицу Евролиги, но проиграла УНИКСу 71:91 — прим. авт.).

Да, наш старт в чемпионате оказался тяжелым, но по-другому быть не могло. Любой старт тяжелый. Мы знали, что наш баскетбол будет сильно зависеть от прогресса Марио Хезоньи — и когда он стал больше играть на команду, тогда наши результаты пошли вверх, мы выросли как команда.

— Прошлый сезон был лучшим в карьере Марио Хезоньи?

— Конечно. Это вообще первый его полноценный сезон в Европе. После того как он вернулся из НБА, он провел всего пару месяцев в «Панатинаикосе». Он никогда столько не играл, сколько в прошлом сезоне.

— Хезонья был известен своим норовом. Как вы нашли подход к нему, чтобы он прогрессировал и провел весь сезон без спадов?

— Я отвечаю только за работу с командой. Вся индивидуальная работа лежит на моих ассистентах. Они хорошо поработали с Марио. И не только с Марио, а со всеми остальными.

— Все понимали, что Марио был главной звездой УНИКСа. Но, как показалось, вы не относились к нему как к звезде, предъявляли ему те же требования, что остальным, и это стало главной причиной успеха вашего союза.

— Не знаю… Что такое вообще «звезда»? Лоренцо Браун после сезона с нами переходит в сборную Испании, играет на чемпионате Европы (интервью было взято до финального матча ЧЕ, после которого Лоренцо стал чемпионом континента, — прим. ред.), становится самым важным игроком команды. Он не звезда? Тони Джекири играет весь сезон, получает травму, без него мы не выходим в финал Единой лиги ВТБ. Он не звезда? Для нас был важен каждый игрок, в том числе Марио. Он действительно провел замечательный сезон. Просто нельзя забывать о его одноклубниках. Мы старались направить его игру на пользу команды, и, когда это получилось, мы стали выигрывать.

— Показал ли УНИКС в прошлом сезоне, что деньги — это не главное в баскетболе? Вы обыгрывали «Реал», «Барселону» и другие клубы, чей бюджет в разы превышает ваш…

— Да, наш бюджет ниже, но это дает нам некоторые преимущества. Мы можем подписывать игроков, которым есть что доказывать, и рисковать. А вот «Реал» не может идти на риски, «Реал» никогда не ошибается — он просто берет лучших спортсменов из тех, кто есть на рынке. А мы можем взять, к примеру, Джона Брауна, который до УНИКСа вообще играл во втором дивизионе чемпионата Италии, и посмотреть, что у него получится.

Приведу пример «Валенсии». Когда у них был замечательный бюджет, команда ничего не выигрывала. А когда этот бюджет сократили в 2 раза, результаты улучшились! В то же время большой бюджет дает стабильность — это понятно. Творить чудеса каждый сезон с небольшим бюджетом очень тяжело.

«Если бы мы играли в Евролиге, гарантирую, что Хезонья остался бы»


— Вы, несомненно, радовались, когда команда в Евролиге одерживала громкие победы, шла в зоне плей-офф. А какие эмоции у вас были весной, когда наши клубы отстранили и стало понятно, что многие лидеры уйдут?

— Мне было очень тяжело. Помню, как на тренировках у нас было всего 7 игроков… У меня никогда не случалось таких ситуаций в карьере. Нам требовалось собирать абсолютно новую команду, и, к счастью, мы справились с этим вместе с клубом.

— Вы верили, что в таких условиях хоть что-то можно будет выиграть?

— Было тяжело делать прогнозы. Взять тот же «Зенит»: сначала там ушли все игроки, а потом все они вернулись. В то время кто-то из российских клубов обновился полностью, кто-то наполовину, кто-то вообще не пострадал. Когда все случилось, мы шли на первом месте в Единой лиге ВТБ и могли бы остаться там, если бы не потеря Лоренцо Брауна…

— Зато вам повезло, что остался Марио Хезонья. Уйди он, ему-то точно никто не задал бы вопросов. Как думаете, почему он решил остаться?

— Ему нравилась наша команда, наш клуб. Если бы мы играли в Евролиге в этом сезоне, гарантирую вам, что Марио остался бы в Казани. Он и так был важной частью команды, а в этот момент стал еще более важен. Но отмечу, что остался не только он. С нами остались Тони Джекири, О Джей Мэйо, через некоторое время вернулся Лоренцо Браун.

— Обидно, что такой яркий сезон УНИКС завершил без трофеев. Чего не хватило команде в плей-офф Единой лиги ВТБ?

— Определенно, мы не показали там тот результат, который могли. Думаю, в полуфинальной серии с «Зенитом» нам не хватило Джекири.

— Но это ведь всего лишь один игрок. Неужели он настолько важен?

— Да, но тогда мы потеряли много спортсменов. Если помните, Лоренцо Браун вернулся перед самым стартом сезона. Уильяма Мосли мы вообще подписали по ходу плей-офф. Так что такой игрок, как Джекири, между прочим, ключевой для нас в защите, был очень важен. Его действительно не хватило нам.

— Спортсмены, о которых мы сейчас говорим, стали лучше за прошлый сезон. А стали ли лучше вы как тренер?

— Я уже больше 20 лет работаю с командами высокого уровня и могу сказать, что прогрессировать можно всегда. В свой первый сезон в Евролиге я сразу же вышел в «Финал четырех». При этом был ли я тогда лучше как тренер, чем сейчас? Конечно нет. Тогда у меня была такая команда в «Басконии», что она вышла бы в «Финал четырех» вообще без тренера.

— Перед тем как стать главным тренером УНИКСа, вы пропустили год. Было ли для вас важно громко заявить баскетбольной Европе через свою работу в Казани, что вы вернулись, что вы в деле?

— Нет. Много ли вы знаете тренеров в Европе, кто не делал пауз в своей работе? В тот год у меня было много предложений — просто ни одно из них меня не устроило.

«Все лидеры УНИКСа пошли на повышение зарплаты в новых клубах»


— После такого успешного сезона в Евролиге летом к вам проявлял интерес ряд клубов, которые могли бы предложить как минимум еврокубки. Тем не менее летом вы активировали второй год по контракту с УНИКСом. Как приняли это решение?

— Могу лишь подтвердить, что ко мне действительно был интерес от других клубов. Но у меня имелся действующий контракт с УНИКСом, и я не рассматривал всерьез другие варианты.

— Вы определили, что останетесь с клубом, приступили к селекции. Первый вопрос — что делать с лидерами прошлого сезона. Был ли шанс, что они продолжат играть в УНИКСе?

— Почти никакого. Во-первых, все они пошли на повышение в зарплате в новых клубах. Кто-то стал зарабатывать в 2 раза больше. Во-вторых, они ушли в клубы, которые играют в Евролиге. Так что оставить их было невозможно.

Я на самом деле рад тому, что наши игроки заинтересовали топ-клубы. Значит, они стали лучше в прошлом сезоне. Это тоже показатель нашей работы, и, более того, это помогло нам этим летом. Когда мы вели переговоры со спортсменами, а их было более 20, все понимали, что УНИКС — то место, где можно прогрессировать. Для нас это важный момент, потому что наш клуб, хотя и финансово стабилен, не обладает крупнейшим бюджетом. Мы должны быть привлекательны для игроков и в таком плане.

— Вы смогли реализовать все свои планы по селекции?

— В тот момент, когда мы вышли на рынок, было очень сложно. У нас имелось не так много вариантов. Кто-то не хотел приезжать в Россию из-за ситуации в мире. Кого-то расстраивало отсутствие еврокубков. Нам нужно было найти игроков, которые не испытывали бы проблем с переездом сюда и при этом соответствовали бы нашему уровню. Считаю, мы подписали лучших из тех, кого могли. Мы подписали 6 иностранцев — это максимум. Рассматривали разные варианты на российском рынке, но те игроки предпочли другие клубы.

— Несмотря на нынешние реалии, УНИКС смог договориться с рядом топ-легионеров. Взять в пример Дэрила Мэйкона — в прошлом сезоне он играл в Евролиге и был лидером «Панатинаикоса». Почему он выбрал Казань, где у него не будет еврокубков?

— Его сезон в «Панатинаикосе» сложился не самым удачным образом. Я уверен, что сможет сделать шаг вперед в Казани. Когда мы в поиске новых игроков, мы как раз ищем тех, кому есть что доказывать.

— Важна ли для таких спортсменов, как Мэйкон, фигура главного тренера?

— Думаю, в первую очередь их интересует финансовый момент, а потом уже все остальное.

— Вы сами участвуете в переговорах?

— Только на той стадии, когда мы определяем список наших потенциальных новичков. Я высказываю свои пожелания. Когда начинаются обсуждения с агентами, я уже не включен в процесс — всем занимается руководство клуба.

«Теперь «Парма» для нас как «Реал»

— В прошлом сезоне мотивацией для всей команды было показать себя в Евролиге. В этом сезоне еврокубков нет — есть только Единая лига ВТБ. Где искать мотивацию?

— Мотивация простая: показывать свой лучший баскетбол в каждом матче. Мы не можем играть с «Пармой» спустя рукава, чтобы запастись силами перед матчем с «Реалом». Больше нет никакого «Реала», теперь «Парма» для нас как «Реал». Игроки должны понимать, в каких реалиях мы находимся.

— Ваша цель — выиграть Единую лигу ВТБ?

— Не могу сказать, потому что не знаю, в каком состоянии сейчас другие команды. Также я не знаю, в каком состоянии УНИКС. Мы вместе всего две недели. Мы усилились, это факт, но другие тоже не сидели сложа руки. Мы потеряли важных игроков, но и другие тоже их потеряли. Я еще не видел ЦСКА в деле, не видел «Локомотив» и других фаворитов, за исключением «Зенита». Но когда мы играли с «Зенитом», у них еще не было лидеров Трэя Томпкинса и Томаса Эртеля.

— Какой баскетбол вы ждете от команды в следующем сезоне?

— Пока тяжело сказать. Мы не провели вместе достаточно времени.

— Но вы же понимаете, каких игроков подписали, какой баскетбол они показывают, что от них ждать…

— Да, но иногда, чтобы понять потенциал команды, нужно увидеть ее в деле. Ясно, что команда будет другой по сравнению с прошлым сезоном. Джален Рейнольдс не такой игрок, как, допустим, Джекири. Джален больше нацелен на атаку, отлично играет спиной к кольцу, мы будем создавать под него ситуации в нападении. Джекири же был более силен в защите. Дэрил Мэйкон не такой игрок, как Лоренцо Браун. Для меня Браун больше разыгрывающий, Мэйкон же больше любит играть с мячом, играть один на один.

— Интересный новичок этого лета — Луи Лабери (бронзовый призер чемпионата мира-2019), форвард сборной Франции и первый француз в истории УНИКСа. Что вы ждете от него?

— Он много играл в Испании, так что очень хорош в тактическом плане. У него высокий рост для своей позиции. Я хочу, чтобы у него было больше возможностей атаковать, чем было в прежних командах.

«Раньше читал много исторических книг»

— Нравится ли вам Казань?

— Да, я люблю гулять здесь. Пару раз выбирались со штабом, гуляли по набережным.

— Казань похожа на европейские города, в которых вы ранее жили или работали?

— Конечно. Уровень жизни здесь на высоком уровне. Единственное — очень резкий перепад температур. Совсем недавно было 25–28 градусов, а буквально через день — 10–15. В моем родном городе период между жарой и морозом гораздо длиннее, мне такое в новинку.

— Чего вам не хватает в России?

— Только семьи.

— Чем вы занимаетесь в Казани, кроме баскетбола?

— Начал ходить в тренажерный зал.

— Что вы читаете?

— Раньше много читал исторические книги: Первая мировая, Вторая мировая, гражданская война в Испании, история Хорватии…

— Любите ли вы сериалы?

— Очень. Много раз пересматривал «Два с половиной человека» с Чарли Шином. Также смотрел «Острые козырьки», «Игру престолов» и другие. Люблю что-нибудь легкое, чтобы расслабиться. Больше всего, понятное дело, смотрю баскетбол — следил за матчами чемпионата Европы.

— Чемпионат Европы вы тоже смотрели, чтобы расслабиться? Или вы уже не можете просто так смотреть баскетбол, вам нужно его анализировать?

— Не могу сказать, что я расслабляюсь за просмотром Евро. Все-таки я слежу за баскетболистами, чтобы понимать, кто как играет. При этом я не перематываю эпизоды по несколько раз, как делал бы это при анализе.

— Следит ли за вашей работой в УНИКСе хорватская пресса?

— Следит. Но в прошлом году писали не столько обо мне, сколько о Марио — он был в центре внимания.

— Много ли заявок на интервью поступает к вам дома?

— Много, но я обычно отказываю. Не люблю много говорить.