Велимир Перасович: «Хотим выйти в «Финал четырех» Евролиги»

Основная

29.09.2021

Первое интервью главного тренера БК УНИКС Велимира ПЕРАСОВИЧА в России — о конкуренции в Старом Свете, звездных новичках и многом другом для «БИЗНЕС Online».

1 октября УНИКС стартует в Евролиге — это четвертый сезон клуба в самом престижном турнире Старого Света. Казанцы усилились как никогда. Среди новичков — один из главных талантов Европы Марио Хезонья, третий номер драфта НБА О Джей Мэйо, трехкратный чемпион Евролиги Андрей Воронцевич и др. Новичком можно назвать и главного тренера Велимира Перасовича — он возглавил команду только в июне. Перед своим 12-м сезоном в Евролиге специалист поговорил с «БИЗНЕС Online».

ВЫИГРЫВАЛ В «БАСКЕТ-ХОЛЛЕ» КУБОК ЕВРОПЫ

Казань для 56-летнего Велимира Перасовича — город знакомый: он бывал здесь со своими прежними командами. Особенно хорошо Велимир должен помнить 2014 год, когда его «Валенсия» стала тут обладателем Кубка Европы. Спустя пять лет перед Велимиром стоит задача добиться высоких результатов уже в составе УНИКСа и в более статусном турнире. Кабинет Перасовича в «Баскет-холле» пока еще не обставлен. Из лишнего на столе — только комплект маек с логотипами УНИКСа, выглаженных и аккуратно сложенных. На стене — большая доска, пока чистая. На диване — серый плед: его купил еще Димитрис Прифтис. Предшественник Перасовича проводил в «Баскет-холле» так много времени, что иногда предпочитал не возвращаться домой, а спать в кабинете. Прифтис три года работал над тем, чтобы вывести УНИКС в Евролигу, но, когда достиг цели, решил перебраться поближе к семье и ушел в афинский «Панатинаикос».

УНИКС договорился с Перасовичем за считанные дни. Предложения из Евролиги он ждал целый год, так что не стал медлить. «Клуб с большой историей, отличный город, шанс сыграть в Евролиге — что еще нужно?» — описывает свое видение обстановки тренер. Говоря о перспективах команды на предстоящий сезон, Перасович осторожен в прогнозах: с таким опытом участия в Евролиге кому, как не ему, знать, сколько испытаний ждет команду. Только в регулярном чемпионате — 34 матча с грандами европейского баскетбола. «Мы можем ставить цель только на следующий матч», — констатирует специалист.




«БАСКЕТБОЛ У МЕНЯ В КРОВИ»

— Велимир, почему этим летом вы выбрали УНИКС?

— Это клуб с отличной репутацией, один из лучших в России. В следующем сезоне он сыграет в Евролиге, что было важно для меня. После «Басконии» я получал предложения от разных клубов, но все они были не из Евролиги. Мне же хотелось вернуться в этот турнир, так что я решил подождать и, как только появилась возможность возглавить УНИКС, ей воспользоваться.

— Вы один из самых опытных тренеров в Европе, но полностью пропустили прошлый сезон. Почему?

— Я 19 лет работал без остановки, и эта пауза была для меня вообще первой. Предположу, что она возникла из-за пандемии. Клубы не могли планировать наперед и избегали тренерских перестановок. Даже один год без баскетбола дался мне тяжело. Я играл с 15 до 37 лет, затем стал работать тренером, все это время был в командах первого дивизиона. Я так привык к ежедневному процессу, что мне тяжело представить свою жизнь без него. Баскетбол уже в крови.

— Какую команду вы хотели видеть в этом сезоне в УНИКСе? От каких принципов отталкивались при селекции?

— Баскетбол в Евролиге с каждым годом становится быстрее, и для успеха нужен талант. А найти последний не так легко. Когда ты начинаешь поиск, составляешь списки, кажется, что на рынке много кандидатур. Но стоит копнуть глубже, и выяснится, что кто-то уже договорился с клубом НБА, кто-то — с Китаем, а кому-то не нравится погода в России. Многие не подошли по финансовым условиям — и это притом что клуб предлагал солидные деньги. К примеру, мы могли бы в теории побороться за Майка Джеймса — я уже работал с ним в «Басконии», но он выбрал «Монако». Если бы мне раньше сказали, что «Монако» сможет предложить такие условия за игрока, я бы этому не поверил.

— Ваша оценка: состав УНИКСа — для Евролиги?

— Да. Наш состав позволяет бороться с топ-командами. Вы могли это увидеть в матче с «Фенербахче» в Кубке Стамбула, где мы играли без Марио Хезоньи (встреча проходила 12 сентября и завершилась со счетом 79:81 — прим. ред.). Но, как сказал ранее, все зависит от таланта. В таких командах, как «Реал», «Фенербахче», «Барселона», много талантов. Ты можешь идеально к ним подготовиться, навязать им борьбу, идти вровень до самой последней минуты, но в концовке у них найдется суперисполнитель, который добудет победу своей команде.

— Вы ставите перед собой конкретную задачу на следующий сезон, например, выйти в плей-офф по итогам регулярного чемпионата?

— Разумеется, мы хотим большего, чем просто выйти в плей-офф, — хотим выйти в «Финал четырех». Почему нет? В то же время мы не можем ставить перед собой такую задачу. Надо просто двигаться от игры к игре. Мы можем ставить цели только на следующий матч. Спроси у всех 18 тренеров клубов Евролиги, какая у них цель, все ответят: следующий матч.

— Какой баскетбол вы хотите поставить УНИКСу?

— Очень странно описывать свой баскетбол. Мы хотим того же, что и любая другая команда: агрессивно играть в переходе от защиты к атаке, хорошо обороняться, проводить ротацию… Все прекрасно понимают, какой баскетбол нужен для успеха в Евролиге, но его не так просто поставить. Надеюсь, у нас это получится. Пока я не могу сказать, какой баскетбол мы покажем в следующем сезоне. Сейчас мы показываем одну игру, но если два наших новичка — О Джей Мэйо и Джаррелл Брентли — адаптируются и смогут принести пользу, она будет уже другой.



«ХЕЗОНЬЯ ВЫБРАЛ УНИКС НЕ ИЗ-ЗА ДЕНЕГ»

— Придя в УНИКС, чем вы занялись в первую очередь?

— Мы определились, кто должен остаться, а кто — нет. Мы подписали российских игроков, сохранили Кэнана и Брауна. Джон Браун — очень важный игрок для нас: он всегда играет на 100 процентов, и у него большие амбиции. Думаю, он будет прогрессировать. У Айзеи хороший арсенал в атаке. Он показал себя в Кубке Европы, но это не тот же уровень, что в Евролиге. Посмотрим, сможет ли он справиться и с ним. Также я хотел бы оставить Джамара Смита (капитан УНИКСа, выступал в Казани три года, в прошлом сезоне был признан MVP Кубка Европы — прим. ред.), но у меня не было такой возможности: он принял предложение из Турции еще до того, как я приступил к работе. Непонятно, почему он выбрал такой путь: играл в хорошей команде и ушел на уровень ниже.

— Затем случился, наверное, главный трансфер лета в российском баскетболе: к УНИКСу присоединился Марио Хезонья — один из самых талантливых европейских игроков с пятилетним опытом в НБА. Почему он выбрал УНИКС?

— Я уже высказался по поводу денег и того, какую роль они играют на рынке. Так вот, мы в некоторой степени доказали, что финансы все-таки решают не все. Я не в курсе всех деталей контракта Марио, но более чем уверен, что он перешел сюда не из-за денег. Им движут другие мотивы. Если говорить о переговорах, я бы отметил, что мы выбрали подходящий момент. Богдан (Богачев, советник президента УНИКСа, — прим. ред.) проделал отличную работу и вышел с предложением к Хезонье ровно тогда, когда это было нужно. Иногда тайминг важнее, чем что-либо другое.

— Вы были одним из лучших хорватских игроков, и наверняка Хезонья рос на ваших матчах…

— Это лучше спросить у него. Впервые я приметил его в 2010 году, когда тренировал «Цибону». Уже тогда было видно, что это игрок с высоким потенциалом. Ближе мы познакомились в 2015-м, когда я уже работал в сборной Хорватии. Ему тогда было около 20. Я хорошо знаю его отца и периодически созваниваюсь с ним.

— Если посмотреть на интервью Хезоньи, на его игру, может сложиться впечатление, что он крайне амбициозен. Не уверен в себе, а самоуверен. Это действительно так?

— Нет. Понимаю, на что вы намекаете, но, поверьте, он не такой. Если вы с ним пообщаетесь, то поймете, что он отличный парень!

— Вы относитесь к нему как к суперзвезде?

— Я ни к кому так не отношусь. Надо заслужить такое отношение к себе. Я неоднократно работал с игроками, у которых великое прошлое, но они ничего не показывали. Мы действительно говорим об уникальном баскетболисте. Он должен быть сейчас в НБА, но по определенным причинам выбрал Европу. Ему не нужна слава и рекорды — он просто хочет получать удовольствие от баскетбола, играть, а не сидеть на скамейке. У него огромный потенциал, который он готов реализовывать.

— Что вы ожидаете от него на площадке? Какую роль он играет?

— Он очень хороший скорер и одно из важнейших орудий нашей команды в нападении. Мы готовы доверить ему большую роль. При это ему нужно прогрессировать во многих вещах. Например, в подборе в нападении: с такими габаритами (рост 203 см, вес 100 кг — прим. ред.) он должен брать их больше.

— Насколько велик риск, что у УНИКСа будет баскетбол одного игрока, что все станет зависеть от того, пошел бросок у Хезоньи или нет?

— Мы точно не хотим, чтобы наша игра зависела от одного человека. Как я уже сказал, Марио будет играть большую роль в нападении, но это не дает ему статуса лидера. Этот статус нужно заслужить, для чего недостаточно просто брать на себя много бросков. Для меня лидер — это вообще, как правило, разыгрывающий, тот человек, который руководит игрой, создает возможности для других.

— В УНИКСе главный разыгрывающий — Лоренцо Браун, который провел прошлый сезон в «Фенербахче». Чего вы ждете от него?

— Прошлый сезон он провел неудачно, и для меня это только плюс — всегда ищу игроков, которым есть что доказать после плохого сезона, за исключением тех случаев, когда это объясняется проблемами со здоровьем. В «Фенербахче» ему нужно было бороться за время с Нандо де Коло и другими сильными защитниками. В моем понимании ему было трудно проявить себя в такой обстановке. В УНИКСе же у него будет другая ситуация.



«У МЭЙО БОЛЬШОЕ ЖЕЛАНИЕ ПОКАЗАТЬ СЕБЯ В ЕВРОЛИГЕ»

— В августе УНИКС расстался с форвардом Уиллом Томасом. В команде он успел провести всего 10 дней. Что стало причиной разрыва отношений?

— Прошлый сезон Томас провел на очень высоком уровне — в каждом матче за «Зенит» он показывал отличный баскетбол. Я помню его еще по временам, когда он играл в «Уникахе». В каждой игре он доставлял моим командам проблемы. Это я к тому, что мы рассчитывали на него в этом сезоне, но я чувствовал, что он просто приходил делать свою работу. Я успел пообщаться с ним всего три дня, после был вынужден уехать из Казани, а когда вернулся, процесс уже запустился. Мы приняли решение расстаться с игроком. О причине сообщить я не могу — это внутреннее дело клуба. Отмечу только, что удерживать такого игрока не было смысла. Я говорю всем: не хотите играть за нас — уходите. Мы всегда найдем замену. Клуб с большой историей, отличный город, шанс сыграть в Евролиге — что еще нужно для игрока? Да, есть фактор перелетов. До некоторых городов надо добираться транзитом через Москву или Стамбул, но что с этим поделать? Остается только принять. Лично я не вижу в этом трагедии.

— УНИКС недавно подписал на замену Томасу Джаррела Брэнтли. Последние два сезона он выступал в НБА. Почему вы остановились на нем?

— Это был лучший вариант, который оказался доступным нам на рынке. Разумеется, наш выбор был ограничен — свободных игроков сейчас в разы меньше, чем летом. Брэнтли играет на позициях легкого форварда и тяжелого форварда. Томас же мог играть тяжелого форварда и центрового. Мы потеряем в габаритах и жесткости, зато добавим в мобильности.

— Почти одновременно с Брэнтли в клуб перешел О Джей Мэйо. Он провел в НБА 8 сезонов, но вместе с этим уже давно не играет в Америке, а опыта в Европе у него нет. Почему вы решили, что он проявит себя в Евролиге?

— Нам нужен был игрок, который может создать себе момент из ничего, кто-то, кто помог бы команде, когда игра складывается не в ее пользу. Поэтому мы искали еще одного шутера. Остановились на кандидатуре Мэйо — крайне известного игрока в НБА. Мы понимаем сомнения, ведь последние пять он играл в Китае, Таиланде и Пуэрто-Рико. Но мы уверены, что он еще может играть на высоком уровне. Он не возрастной игрок (33 года — прим. ред.), и, как мы поняли из общения с ним, у него большое желание показать себя в Евролиге. Для нас это очень важно.

— Что скажете о российских игроках УНИКСа?

— Я доволен тем, как они работают и бьются. Каждый из российских баскетболистов выступает на высоком уровне и подходит нашим требованиям. Я готов заигрывать их в матчах Единой лиги ВТБ и Евролиги. Причем хочется увидеть в их исполнении не только упорную игру в защите. Если у них есть момент в нападении, они должны им пользоваться. Я даже сделаю выговор, если они так не поступят.

— Часто вам приходится делать выговор? Российские игроки боятся атаковать?

— Да. Поначалу они проявляли слишком много уважения к иностранным новичкам, но, в принципе, это нормальная реакция. В Турции, Испании я сталкивался с тем же. Когда подписываешь какого-то статусного новичка, местные игроки сразу преуменьшают свою роль на площадке. Но в нашей команде каждый имеет право бросать. Мы стараемся добавлять уверенности россиянам.

— Самый статусный российский игрок в УНИКСе — Андрей Воронцевич. Он единственный в команде выигрывал Евролигу, причем трижды. Какую роль он играет в команде?

— Он играет на позиции тяжелого форварда, но понимает баскетбол так хорошо, что иногда его можно считать разыгрывающим. Конечно, в физическом плане он не такой, как 10 лет назад, но очень заряжен и хочет проявить себя. Когда ты пропускаешь один год (Воронцевич оставался без клуба первую половину сезона 2020/21 — прим. ред.), люди сразу начинают думать, что с тобой что-то не так. Но в случае с Андреем это неправда. Он один из двух наших капитанов в новом сезоне. Второй — Джон Браун.

— К вопросу о капитанах — кого вы можете назвать лидером УНИКСа в раздевалке?

— Пока никого. Могу сказать только, что у нас собралась хорошая команда. Игроки прекрасно взаимодействуют друг с другом. Они работают, не болтают, не ноют о тяжелых тренировках или о чем-нибудь другом. Это важно, потому что наш путь в Евролиге будет не из легких. Каждая команда пройдет через череду поражений — в прошлом сезоне этого не избежал даже чемпион «Эфес». Слишком много матчей за короткий отрезок времени… Вот в такие моменты и должны определиться лидеры, тогда и надо говорить с одноклубниками.

Источник: «БИЗНЕС Online»